Рассказ — «До встречи, Лето». Автор — Вудин Александр

I

Тот год, о котором и пойдет повествование в этом рассказе, выдался на удивление пасмурным. С самого начала зимы солнце не показывалось из-за туч, а лишь изредка озаряло редкими лучами город и прилегающие к нему окрестности.

Дожди стали привычным явлением для горожан, а на дороге, что ведет к местному водохранилищу, где в теплое время люди проводят чуть ли не каждый уикэнд, давно не было видно ни следов автомобильных шин, ни даже банановой кожуры, которую все давным давно привыкли выбрасывать из окон прямо на проезжую часть.

На бывших когда-то городскими пляжах, пользуясь полным безлюдьем, поселились представители живой природы — дикие псы, которые вскоре, разделившись на подконтрольные вожакам стаи, начали вести ожесточенные войны за красоты местной природы.

Я был одним из тех, кто жил в доме неподалеку, на опушке леса, а потому часто проезжал мимо пляжей, и то и дело видел последствия этих кровопролитных сражений: пара-тройка окоченевших тушек, с распоротыми животами и окровавленными шеями, раскиданными то тут, то там, словно впоследствии ураганного шторма.

Войны не прекращались ни на минуту, за исключением дней, когда вожаки обеих стай решали, что кровопролитная война затянулась, и лучше всего сейчас зализать раны и восстановить силы. Тогда я, не опасаясь за свою жизнь, мог прогуливаться на захваченных накануне территориях.

Пробирающий до костей ветер носился вдоль берега, и то и дело, проходя вблизи бедных животных, я чувствовал резкий запах мокрой шерсти и разлагающихся тел.

Местами берег реки украшали заросли молодой травы, да такой высоты, что ее кончики нежно касались нижних ветвей покосившихся от старости деревьев, и выросла она так быстро лишь потому, что обильная дождевая вода вот уже несколько месяцев подряд напитывала плодородную почву.

И вот однажды, проходя мимо укрытого, буйно разросшейся травой, дубового ствола, сквозь порывы шумного ветра, до меня донесся едва уловимый собачий скулеж. На мгновение я остановился как вкопанный, и прислушался. Солнце уже почти село, а потому разглядеть что-либо в темноте не представлялось возможным.

Из-за сильного ветра, который буйствовал над кронами деревьев, я с трудом различал чьи-то тяжелые, предсмертные вздохи. Подойдя поближе, я раздвинул руками мокрую траву, и моим глазам открылась душераздирающая картина. Среди свежеобломанных веток лежал не породистый пёс, чьи глаза были наполнены ужасом, который обычно испытывают в последние часы своей жизни.

Его морда была испещрена ранами, а в боку зияло кровоточащее отверстие, из которого при каждом его вдохе вырывался небольшой кровавый пузырек. Лапы его непроизвольно дергались, а на морде застыло глубокое и непостижимое выражение, спровоцированное, непрекращающейся вот уже на протяжении нескольких часов, болью. Я обошел умирающего со стороны дерева, и упал рядом с ним на колени.

Грустный, и в то же время глубокий, взгляд умоляюще сверлил незнакомца, который оказался рядом в последние часы его жизни. В этот момент в почти безжизненных собачьих глазах, сверкнул отблеск надежды — надежды на спасение.

А мне вдруг захотелось ему помочь, и потому я сгреб пса в охапку, поднялся с колен, и качаясь словно маятник на ветру, побрел в сторону, где на возвышенности красовался мой старенький пикап.

II

Внезапно начался дождь. В тот год, дожди начинались спонтанно, зато чтобы предсказать их продолжительность не обязательно было быть метеорологом.

С большим трудом я добрался до машины. Затем, мокрой рукой нащупал в кармане ключ, и, держа в одной руке собаку, другой попытался открыть переднюю дверь. Однако, все мои попытки были тщетны.

После нескольких неудачных попыток открыть дверцу, ключ выскользнул из моей руки и затонул в дождевой луже, успевшей накопиться под пикапом за то время пока я взбирался на возвышенность. Мой мозг вдруг начал соображать молниеносно.

Я аккуратно перекинул пса через бортик багажника, а сам, вот уже во второй раз за день, припал к земле в надежде отыскать потерянный ключ. Ливень тем временем и не думал отступать, а только усиливался.

Ветер беспощадно хлестал меня по лицу каплями воды размером с не созревший виноград, и сила его была настолько величественна, что поднимала из речных пучин волны, каждая из которых могла свалить с ног взрослого медведя.

Меня постепенно начало охватывать чувство страха, которое вскоре сменилось паникой. Но несмотря на это, я судорожно продолжал искать ключ, дрожа всем телом от пронизывающего до костей холода.

Спустя еще несколько мгновений наполненных безумными попытками отыскать ключ, я с трудом поднялся на ноги, перепрыгнул в багажник моего пикапа, и схватив двумя руками, судорожно дергающийся из стороны в сторону, тент, попытался под ним укрыться и переждать бурю, чтобы как только погода немного остынет, спуститься и попробовать возобновить поиски. Однако, у ветра на меня были другие планы.

Тент мог бы пригодиться хорошему мореплавателю, ведь из него вышел бы отличный парус, но для человека, который почти выбился из сил, проку от него было мало. Каждый раз, когда я почти добирался до зажимов, расположенных на внутренней стенке багажника, меня отбрасывало словно тряпичную игрушку и смачно ударяло о борт автомобиля, а одна из лямок с металлическим креплением чуть было не выбила мне глаз, обрушившись лишь на полдюйма выше, тем самым напрочь раскурочив мою бровь.

Я принял решение, что нужно подождать, пока направление ветра не сменится, и тогда я смог бы беспрепятственно, а главное безопасно, добраться до зажимов. Но ветер все никак не прекращался, и все это время пес таял на глазах. Я знал, что долго он так не продержится, поэтому сорвал петли с обеих сторон борта, кое-как спустился на землю и снова сгреб его в охапку.

Добежав до первого встречного дерева, я положил пса в траву, и накрыл его своим телом. Я слышал его глухое, почти неуловимое дыхание, и чувствовал, что с каждым выдохом жизнь постепенно покидает его тело.

Промокнув насквозь, я вдруг осознал, что нужно соорудить нечто наподобие палатки, для защиты от дождя, поэтому снял куртку и укрыл ею пса, а сам направился в сторону своего пикапа. Похоже, пес почувствовал, что я его покидаю, и постарался изобразить нечто отдаленно напоминающее вой, но как только он увидел, что я возвращаюсь обратно, неся в руках скомканный тент, он из последних сил начал вилять мокрым хвостом.

Я накрыл нас тентом, и ливень тут же стих, зато я расслышал новый, не предвещающий ничего хорошего звук. Пес задыхался от крови скопившейся в легких, и при каждом глотке воздуха у него словно першило в горле. Я понял, что жить ему осталось не больше получаса.

— Тише, дружок. Если ты выживешь, то я дам тебе имя, а в моем доме точно найдется место для такой славной собаки, — приговаривал я, склонившись над собакой, — только не умирай, только не умирай…

Мною овладело непреодолимое желание спасти его, но выхода из ситуации видно не было, и я постепенно начал впадать в отчаяние. И тут, к моему удивлению, я увидел, как из внутреннего кармана моей куртки повис кусочек пластиковой трубки, которую я случайно туда положил, разбирая машинный пульверизатор.

Мне тут же пришла гениальная идея. Я достал трубку из кармана, затем вставил ее в отверстие на боку пса и приложился к ней губами. Пес вздрогнул, а соленый вкус крови коснулся моих губ. Вскоре подо мной образовалась липкая багровая лужица, и собака задышала свободнее.

— Похоже, что ты все-таки будешь жить. А раз так, то я, как и обещал, дам тебе имя. Ты ведь не против, дружок?

В этот момент, экран моих водонепроницаемые часов загорелся, возвещая о наступлении нового дня.

Первое июня, — подумал я, — вот и лето наступило. Вот так я тебя и назову — Лето.

III

Тент сделал свое дело. Всю ночь он защищал нас от проливного дождя, но от бушевавшего ветра спасения не было. Я промерз до костей и уже было начал завидовать полярникам, которые хоть и работают в вечной мерзлоте, зато делают это исключительно в теплоте своих шуб.

Мое тело конвульсивно содрогалось, а руки настолько окоченели, что лишь машинально удерживали тент над головой, и потому мне казалось, что он вот-вот выскользнет, и нас снова окатит град ледяных капель. Отсыревшую одежду пришлось снять, но как только мне удалось это сделать, убийственный холод незримыми цепями приковал меня к земле.

Я вдруг напомнил себе больничного пациента, пораженного смертельным недугом, который не может пошевелить ни одной из своих конечностей. Я сгорбился над собакой и превратился в статую, которую то и дело бросало в неуемную дрожь.

Казалось, что даже мои мысли стали подобны смоле: время словно застыло и ни под каким предлогом не собиралось возобновлять ход.
Глаза сомкнулись и внезапно все померкло.

Вдруг перед моим взором открылась неописуемой красоты картины. Под бескрайним величеством небес, распростерлось поле ржи, усеянной мириадами, качающихся на ветру, колосьев. Солнце светило так ярко, что его лучи сжигали незащищенные хитином крылья насекомых, и те десятками падали на землю, отдаленно напоминая осенний листопад.

Его тепло разливалось по всему моему телу, и я не мог шелохнуться. Это место напоминало мне дом, где я так давно не был. Желание остаться здесь навсегда не покидало меня ни на секунду, но все же какое-то необъяснимое чувство не позволяло мне до последней капли насладиться местным умиротворением.

Я вдруг ощутил запах, который невозможно спутать ни с чем. Это был спертый аромат лекарств, а значит я очнулся в больнице, а еще это значит, что я все еще был жив.

По всей видимости случайно проезжавший мимо городских пляжей человек, бросил взгляд в окно и обнаружил брошенный пикап, а рядом с ним подозрительно скомканный тент, и решил остановиться, чтобы проверить все ли в порядке. Впоследствии мне так и не удалось выяснить кем же был этот незнакомец, который спас мне жизнь.

Но однажды произошло нечто удивительное… То, что навсегда изменило мою жизнь. Случилось это спустя несколько месяцев после того, как меня выписали из больницы. К тому времени я давно вернулся к прежней, размеренной жизни и даже успел позабыть о том случае, как вдруг, ни с того ни с сего, мне пришло письмо без обратного адреса. Внутри было всего два слова: “До встречи, Лето”.

Один комментарий

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *